Месяц: Март 2011

«В твоих глазах – всей жизни повесть…»


* * *

В твоих глазах – всей жизни повесть.
В их бесконечной глубине
Лучи любви, и честь, и совесть –
Блестят восторгами они.

Туман печали, сожаленья,
То пламя гнева, то покой…
Порою слёзы умиленья
Омоют взор, как цвет росой.

Читать далее…

«Мне олень — хрустальное копытце…»


* * *

Мне олень — хрустальное копытце
Начеканил в бисере слова.
На шелка лугов, лесные ситцы
Разложу из строчек кружева.

Вязью рифм, эпитетов и флексий
Разукрашу кружево стихов.
Я – поэт и долговой свой вексель
Без просрочки оплатить готов.

продолжение стихотворения…

Река жизни


Река берёт начало с ручейка.
И покидая тихие истоки,
Всё ширится, приняв в себя притоки,
И вот – она как море велика.

Сравним с рекою жизненный поток,
В который сразу входим мы с рожденья.
И боремся потом всю жизнь с теченьем,
Плывя с трудом от устья на исток.

продолжение стихотворения…

Новогодний тост


Он был всегда далек в сознанье нашем
И вот уже еловой веткой машет
И из мешка подарки достает
Очередной, веселый Новый год.

Каким он будет? Знает только Бог.
И все же от души я всем желаю,
Чтобы ни кто из Вас не занемог,
Чтобы весь год прожить в волшебном рае.

продолжение стихотворения…

Моя философия. Часть 2


2

Носились духи –
Творцы добра и зла
Во мраке полном,
Бесконечных лет.
Над чёрным камнем с именем – Земля,
И было сказано:
«Да будет Свет!»

И было слово.
Это слово – Бог.
Творил Создатель
В бесконечный век.
Он всемогущий, потому всё смог –
Венец его творенья – Человек.

И в свой черёд
Пришёл я в этот мир.
Неужто ждать
Мучительной агонии?
Творенье Бога и его кумир,
Звено в цепи космической гармонии.

Читать далее…

Моя философия. Часть 1


1
Я снова рад бумаге и перу,
Чтоб обнажать и мысли,
И виденья…
И в этот трудный путь
С собой беру
Свою любовь и веру и сомненья.

Давно пара мне посмотреть назад:
С чем не согласен был,
Во что я верил,
Кого и что любил,
Чему был рад,
Умел ли отличать зерно от плевел?

Читать далее…

Аверьяныч. Рассказ


Моим односельчанам

Из всех времён года Аверьяныч любил эти весенние дни, в конце апреля – начале мая, по-особому и почти по-звериному, чувствовал их приближение. Он становился суетливым, много говорил, весёлые шутки-прибаутки сопровождали его речь. Весь его грубый, закалённый степными ветрами, палящим летним солнцем и затяжными осенними дождями, организм от возбуждения мелко вздрагивал, как у легавой собаки на стойке. Его обострённое обоняние ловило знакомые запахи проклюнувшейся молодой травы, кинжально пронзающей прошлогоднюю грязно-желтую подстилку. Аромат лопнувших липких почек ветлы и клёна, серебристое опушение розовых веток вербы будоражили в нём древние инстинкты предков.

Был конец апреля. Аверьяныч стоял на вершине пологого холма за околицей родной деревни. Солнце поднялось из-за небольшого леса и ласково освещало и грело всю открывшуюся перед ним обширную панораму. С одной стороны тянулись ровными рядами чернозёмы крестьянских огородов, за которыми дымились трубы над серыми соломенными крышами изб, а с трёх сторон лежали ярко-зелёные поля под озимыми посевами ржи, разделённые частыми межами. За полями – общественные луга по обе стороны извивающейся плавными изгибами речушки.

Читать далее…